Сомнительное дело К.Ю. Ахумяна в санкт-петербурге

Ахумян Карен Юрикович  10.91.1990

Родился в Ереване, в семье архитектора и инженера-технолога

До 10 лет жил в Ереване, после переехали в Санкт-Петербург. С отличием закончил школу в Пушкине и Поступил на юридический факультет Института правоведения и предпринимательства.

После окончания института, в качестве начала госслужбы поступил на работу во Фрунзенский отдел Федеральной службы судебных приставов (ФССП). По переводу в июле 2017 года пришёл работать в ФССП Петроградского района.

Среди дел, которые были переданы ему в производство, находились исполнительные листы двух организаций, в которых некий Лебедев А.И. выступал гендиректором. Организации имели долг перед вкладчиками (Степанова М.) в размере около 4000000 руб. На счету этих организаций ничего не было и производства были ЗАКРЫТЫ в сентябре 2018 года.

26 декабря 2017 Ахумян подаёт заявление об увольнении своему непосредственному начальнику. Увольнялся в связи с поступлением в аспирантуру. Заявление было подписано Посохиной Рабигой.

10.01.2018 года судебный пристав Ахумян К.Ю. прибыл в Управление, чтобы забрать документы, но был арестован.

Следствие обвиняет его в получении взятки через посредника Алексеева Виталия, который являлся внештатным юристом Петроградского ФССП.

Мера пресечения «содержание под стражей» была избрана 11.01.2018.

В виду того, что заявитель (гендиректор компаний Лебедев А.И.) 23 ноября получил угрозы от неизвестных лиц кавказской национальности в ресторане «Амроц» с требованием выплатить долг Степановой М. Поскольку пристав, у которого в производстве находились его дела, также армянин, он связал «угрожателей» и Ахумяна К.Ю.

За 6 месяцев следствия не было установлено ни связи Ахумяна с «угрожателями», ни сам факт существования «угрожателей». А были записаны очень обрывочные телефонные разговоры и диктофонные записи, полученные в ходе оперативных мероприятий.

Мера пресечения продлевалась по причине того, что Ахумян является уроженцем Еревана и может скрыться.

В сентябре 2018 г. начались судебные заседания по рассмотрению уголовного дела…

По мнению адвоката Ахумяна К.Ю., в ходе заседаний 6, 19 и 20 ноября выяснилось, что в основе данного уголовного дела лежат три направления деятельности оперуполномоченных и следствия:

  1. Провокация
  2. Неправомерные действия
  3. Фальсификация доказательств

1. Провокация

Главный свидетель обвинения Лебедева А.И. показал, что он только подал заявление на угрожавших ему лиц. Тогда ему казалось, что они могут быть связаны с Ахумяном, но сейчас он уже понимает, что скорее всего это не так.
Почему в ходе оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) не искали угрожавших ему лиц — он не знает, т.к. действовал строго по указанию о/у. Они его вызывали, давали указание назначить встречу и вести разговоры на тему «решения проблем». Он звонил Ахумяну и встречался с ним. Сам Ахумян его не вызывал.

Время и место главной встречи 10.01.2018 с якобы «посредником» Алексеевым, Лебедеву указал о/у Меттус — только метро В.О. и рано утром, что он и выполнил.

О/у Меттус в суде заявил, что он не руководил «процессом», а все встречи назначал сам Лебедев. Кроме того, он допускает, что Лебедев мог ему представить не все записи со своего мобильного телефона.

Совершаемые в рамках материала проверки действия полностью не соответствовали сути заявления, вместо поиска угрожавших лиц начался поиск коррупционера.

В итоге, угрожавшие Лебедеву лица не были установлены.

При этом, при избрании меры пресечения Ахумяну из одного судебного постановления в другое копируется фраза о том, что «Лебедев высказал обоснованные опасения за свою жизнь и здоровье»!!!!

Хотя сейчас уже имеются обоснованные сомнения, что была встреча Лебедева с угрожавшими ему лицами, тем более, что заявление он написал 30.11.17, а подал только 4.12.2017.

2. Неправомерные действия

Допрошены два оперуполномоченных Меттус и Двигалев.
Первый о/у проводил ОРМ после того, как истек срок проведение проверки, установленный заместителем прокурора Санкт-Петербурга. Доказывая, что проведенное им мероприятие по передаче денег якобы «посреднику» законно, он не смог сослаться на норму закона, позволяющую ему совершать такие действия по истечении установленного прокурором срока.
Второй о/у после возбуждения уголовного дела приходит в пикет полиции на станции метро В.О. и без оформления документов изымает диск с видеозаписью задержания Алексеева. А потом следователь уже этот диск изымает у него. Как пояснил о/у, он действовал по устной просьбе следователя. На вопрос почему нарушили закон и не получили поручение о производстве отдельных следственных действий и не изъяли диск в соответствии с требованиями УПК РФ, должностное лицо ответило, что он не может пояснить причину по которой так поступил.

3. Фальсификация

Отдельный вопрос — это составление стенограмм с аудио записей предоставленных Лебедевым по своей инициативе. Здесь возникло три версии произведенного процесса, причем о/у Меттус в суде сказал, что он не может вспомнить по какой из версий на самом деле развивались события. А то, что отражено в составленном им документе, возможно имеет техническую ошибку.
И добавил: «То обстоятельство, что в качестве представителей общественности указаны его друзья и бывшие сослуживцы, он не использовал для искажения фактических обстоятельств».
В деле явно прослеживается отсутствие отдельных фрагментов разговоров между Лебедевым и Ахумяном. На эти фрагменты ссылается Ахумян и он говорил о них, давая показания в самом начале, когда он не знал, какие записи есть у следствия.

Телефон Лебедева, на который он писал все разговоры по собственной инициативе, не признан вещественным доказательством и возвращен владельцу. Что еще было на этом телефоне, что с него было удалено и являются ли подлинными файлы, которые с него переписаны на диск, теперь уже установить невозможно. Суд отказал в осмотре телефона в заседании.

Судья, понимая, что человек по фамилии Ахумян сидит за решеткой, а на её глазах рушится все искусственно созданная картинка, начинает шептать прокурору, что ему надо сделать.

На замечания адвокатов судья невинно ответила: «Ну он же недавно у нас работает».

Вот это слово «У НАС» говорит обо всем сразу и про равенство сторон и про состязательность процесса и как суд не зависит от прокуратуры.

Вывод:

ложно понятые интересы службы заставляют действовать как правоохранительные органы, так и суд, не в направлении изобличения лиц, действительно нарушивших закон, а придавать видимость законности ранее совершенных ошибочных выводов и действий.

Не могут у нас следствие, суд и прокурор ошибаться. И должны, даже понимая, что не правы, додавить ситуацию и оставить его в заключении.

Все это приводит к тому, что спустя почти год, лицо, которое с первого дня давало показания, не зная материалов дела, оказывается в положении, когда вынуждено доказывать свою невиновность, находясь в условиях СИЗО.

А что СМИ?

3 декабря 2018 г. газета «Версия на Неве» опубликовала большую статью с подзаголовком: «Если для обвинения не хватает улик, в ход идёт национальная принадлежность…»

Цитаты:

«Несмотря на то, что дело по ст. 290 УК РФ против петербуржца Карена Ахумяна о получении взятки, похоже, разваливается в Василеостровском районном суде, он продолжает оставаться за решёткой в «Новых Крестах».

Признавать возможные ошибки следствия и обвинения – не в традициях отечественного правосудия.

…Похоже, Карен Ахумян оказался жертвой полицейской провокации. Ведь бизнесмену Лебедеву необходимо решать свои проблемы с долгами и должниками. Оперативным сотрудникам, чтобы получать звёздочки на погоны, необходимо не какое-нибудь мелкое дело, а громкий коррупционный сговор джигитов-вымогателей с их пособником в УФССП. А суд…

Ну не принято нынче у нас, чтобы Фемида признавала правоту подсудимых в ущерб интересам следователей и прокуроров. Вы сомневаетесь? Количество оправдательных приговоров в современной России составляет ничтожные доли процента (0,2% в 2017 году). При Сталине, кстати, было значительно больше.

Слушание уголовного дела в отношении Ахумяна продолжится уже на днях…»

Ваган Бабаханян, miaban.ru