Последнее слово Карена Ахумяна

В Василеостровский районный суд судье Демяшевой Оксане Васильевне от Ахумяна Карена Юриковича.

Прежде всего я ещё раз заявляю, что виновным себя не признаю полностью и утверждаю, что в моих действиях нет ни состава, ни события преступления, предусмотренного частью 5 статьи 290 УК РФ. Я не совершал преступления, которое мне формально приписывают, поэтому я не прошу суд проявлять ко мне снисхождение.

Мне не в чем раскаиваться, мне не перед кем приносить извинения. У меня есть к суду только одна просьба: вынести в отношении меня справедливое и основанное только на достоверных и законных доказательствах решение. Целый ряд нарушений уголовно-процессуального закона в период предварительного следствия, по поводу которых уже были сделаны ходатайства стороной защиты, заслуживают частного определения по факту их совершения.

Меня обвиняют в совершении действий, которых я не совершал. Я очень внимательно слушал сторону обвинения. Нет ни одного доказательства, что я совершил какое-либо действие, которое можно квалифицировать по той или иной статье Уголовного кодекса РФ. На предварительном следствии мне всячески давали понять: дело не в доказательствах, дело в том, что заднего хода у этого катка нет, и тебя осудят. При любых обстоятельствах суд не возьмёт на себя ответственность оправдать того, кто уже был под стражей.

Позиция прокурора, как его представляют — подневольного человека, вынужденного несмотря ни на что, поддерживать обвинение меня просто поражает своей циничностью. Я до сих пор под впечатлением прокурорского запроса к суду.

Я не понимаю, и мне кажется, никто, кроме прокурора, не понимает, чем обоснована эта позиция. Думаю, что если была бы возможность спросить об этом прокурора, то она не смогла бы это пояснить и в настоящий момент действует по принципу: проси по максимуму и ни во что не вникай, а то обвинят в непрофессионализме. Рационального объяснения запрошенного прокурором наказанию нет.

Если суд согласится с мнением прокурора, с каким чувством в отношении нашего правосудия будет жить моя семья и все, кто меня хорошо знает как честного и порядочного человека?

Прокурор в своей речи не стал утруждать себя даже тем, чтобы что-то анализировать и сделать какие-то выводы из выступлений свидетелей, моих показаний.

В суде прокурор даже не задавал мне вопросы, связанные с обстоятельствами, указанными в обвинительном заключении.

Наверное, это было сделано, чтобы как-то постараться отвлечь суд от других показаний, которые, по всей видимости, прокурор считает убедительными — это показания оперативных сотрудников.

А по сути, кроме этой соломинки в арсенале обвинения нет ничего, что даже косвенно говорило бы о совершении мною преступления.

Обо всех нарушениях и несоответствиях в деле можно говорить много. На многочисленные нюансы в ходе процесса и в прениях указали мои защитники. Защита каждый свой довод подкрепляет статьями закона, которым должны соответствовать действия следователей, и указывает, какие конкретно действия не соответствуют закону, и в чём это заключается, и как влияет на допустимость доказательств. А вот государственное обвинение и следствие ничем, кроме предположений свидетелей и своих собственных, свои доводы подкрепить не может. Ещё раз хочу повторить, что обвинение должно подкрепляться фактами, доказательствами, статьями, а не домыслами и предположениями.

Со словами о том, как преступно брать взятки — я согласен. Только я не могу одного понять: при чём здесь я? Мне упорно вменяют это преступление, причём, наверное, успокаивают себя тем, что это такая работа, и, выкручиваясь при описании якобы совершённого мною преступления, они защищают «честь мундира».

Мне очень жаль, что люди в погонах и обладающие полномочиями решать чужую судьбу так примитивно уяснили для себя это понятие. Когда имеет место несправедливость, и люди в погонах не способны признать свои ошибки самостоятельно, а всё спихивают в суд в надежде, что «прокатит», это у людей вызывает не уважение, а как минимум раздражение, а то и ненависть.

Мне представляется, что имеются все предпосылки для того, чтобы настоящее уголовное дело вошло в учебное пособие для работников Следственного комитета и Прокуратуры в разделе как НЕ НУЖНО расследовать уголовные дела.

Не скрываю, мне бы очень хотелось, чтобы было принято законное решение на основании исследованных в суде прямых и достоверных обстоятельств. И мне почему-то думается, что есть шанс. Я знаю, что справедливый приговор вынести по моему делу трудно. Политика. Многие люди вспоминают о справедливости только тогда, когда это касается их лично или их детей. Таких историй в судейском сообществе уже достаточно много. Мне кажется. Здесь есть о чём задуматься.

Все понимают, что Ваш приговор по этому делу — каким бы он ни был — станет частью истории. Более того, он будет её формировать для будущих поколений. И Вы это понимаете лучше многих. Все имена останутся в истории — и обвинителей, и судей — так же, как они остались в истории после печально известных советских процессов.

Сегодня мне немного страшно. И хотя чувство страха я потерял ещё в детсадовском возрасте, но я его сейчас испытываю. Страшно мне от того, что на одной половине весов правосудия моя жизнь, а на другой не доказательства, а авторитет гособвинителя, который, по его убеждению, априори не может ошибаться и тем более публично признавать свои ошибки.

Скоро мне будет оглашён приговор. То, что мне дали последнее слово — это просто ради соблюдения формальности. Я прошу подумать над моими словами. Не воспринимать их как формальность. Я говорю то, что думаю.

Ваша Честь, я понимаю, что Вам будет очень непросто вынести справедливое решение, но надеюсь, что та ответственность, которую Вы на себя взяли, получая статус судьи, выразится в объективной оценке доказательств и недопущении осуждения невиновного человека в угоду позиции стороны обвинения.

Экс-пристава Ахумяна просят посадить как за убийство

Гособвинитель в прениях попросил назначить 8 лет строгого режима бывшему приставу-исполнителю Карену Ахумяну, обвиняемому во взятке.

Уголовное дело в отношении Ахумяна возбуждено на основании вырванных из контекста фраз его переговоров с должником Александром Лебедевым. Аудиозаписи и ряд других доказательств были получены оперативниками с нарушением процессуальных норм. Кроме того, очевидно, что в материалах дела далеко не все аудиозаписи.

Ахумян и второй подсудимый Виталий Алексеев в ходе допросов в суде пояснили, что в разговорах с Лебедевым речь шла лишь об юридических услугах по ликвидации его организаций. Эта версия не вызвала никаких вопросов по существу ни у прокурора, ни у судьи.

На минувшей неделе начались судебные прения по делу. Гособвинитель просил назначить Ахумяну 8 лет колонии строгого режима. Для второго фигуранта дела, юриста Виталия Алексеева, прокурор запросил 6 лет заключения.

Между тем санкция статьи 105 УК РФ «Убийство» предусматривает от 6 до 15 лет лишения свободы.

Постановление об очередном продлении срока содержания под стражей Ахумяна было вынесено судьёй Оксаной Демяшевой без соответствующего ходатайства следователя по своей инициативе. Очевидно заказное дело неоднократно становилось предметом публикаций в СМИ.

Бывший судебный пристав-исполнитель Карен Ахумян был задержан 10 января 2018 при получении документов после увольнения из УФССП. С момента задержания Ахумян находится под стражей на основании предположения петербургского предпринимателя Александра Лебедева, что бывший пристав может быть связан с неизвестными лицами, требовавшими возврата долга.

В ходе судебного разбирательства Лебедев заявил, что уже не связывает Ахумяна с поступившими угрозами. Он также сообщил суду, что Ахумян денег не требовал, а поведение пристава не выходило за рамки служебного. О том, что исполнительное производство в отношении его организаций окончено, Лебедев, согласно данным в суде показаниям, знал. Передача денег третьему лицу якобы происходила по инициативе и под контролем сотрудников правоохранительных органов. Сторона защиты настаивает, что в отношении Ахумяна была совершена полицейская провокация, а доказательства по делу были сфабрикованы.

Судья уже не скрывает, что ей срочно нужно вынести обвинительный приговор!

Судья Оксана Демяшева, рассматривающая дело бывшего пристава-исполнителя Карена Ахумяна, которого обвиняют в получении взятки, отказалась устранять очевидные противоречия в ответах оператора сотовой связи Теле2 ссылаясь на то, что это затянет сроки рассмотрения дела. А после этого, как мантру повторяла фразу, что у нее нет оснований не доверять показаниям о/у Меттуса и Ко, отказывая защитникам в проведении экспертиз по установлению дословного содержания текста фонограмм и почерковедческих экспертиз документов, составленных этой «теплой компанией».

Следователь «спалился»

В ходе заседания 14 мая суд допросил обвиняемого Ахумяна. Ни одного вопроса по существу дела по ходу обстоятельных ответов Ахумяна не было задано ни судьёй, ни гособвинителем. Возможно это было вызвано очередным шоком, так как следователь по сути «спалился» на том, что весьма выборочно подходил к отбору материалов дела, подбирая их под задуманную заранее им картину «преступления».

Ахумян обратил внимание суда на то, что следователь в обвинительном заключении сделал комментарий к первой аудиозаписи визита должника Лебедева в отдел приставов. Именно следователь указал, что пристав с должником договорились о следующей встрече «в ближайший вторник». Подсудимый особо отметил, что ни в одной из представленных в материалах дела аудиозаписей, такая договоренность не звучит. Данная договоренность действительно была, но запись разговора куда-то пропала.

Ахумян рассказал, что Лебедев попрощался и вышел из кабинета. Затем через 5минут он вновь вернулся в кабинет приставов и стал обвинять своего юриста во всех бедах и жалостливо просить порекомендовать ему юриста для ликвидации. И тогда, как раз Лебедев пообещал прийти в «ближайший вторник», принести требуемые от него документы и получить ответ на свой вопрос. Вывод: у следователя эта запись, похоже, была, но в дело он её не представил. Почему? Да потому, что она полностью опровергает версию о приставе-коррупционере.

Что важнее: сроки рассмотрения дела или судьба человека?

На следующий день в среду 15 мая планировался допрос второго обвиняемого — Виталия Алексеева, которого следствие называет посредником во взятке. До самого допроса, однако, дело так и не дошло. Сторона защиты подала ряд ходатайств, обсуждение которых растянулось до конца рабочего дня.

Первое ходатайство касалось протокола телефонных соединений Ахумяна именно 10.01.2018, т.е. в тот день, когда его задержали. Там присутствуют очень интересные моменты, поскольку один из его «добрых» знакомых пытался заманить его утром на Васильевский Остров. Как стало известно от источника в суде, сотовый оператор Tele2 на запрос суда по номеру телефона Ахумяна прислал ответ, что такой номер в его сети не зарегистрирован.
Между ответом сотового оператора и именем «доброго» знакомого усматривается некоторая связь. Если учесть, что его звали Магомед Богатырёв, то становится логичен ответ оператора... племянник прокурора заманивал в Василеостровский район?..

Но все же, порядок прежде всего.

Сторона защиты на заседании в среду указала на конкретные листы дела, где говорится, что когда запрос по телефону Ахумяна делал следователь, то оператор Tele2 прислал протокол телефонных соединений. Защита полагала, что запрос надо повторить. Интересный момент: даже прокурор встала на сторону здравого смысла. Гособвинитель поддержала требование защиты разобраться в ситуации и повторить запрос. Но судья Демяшева, как говорится, совещаясь на месте, постановила — в удовлетворении ходатайства отказать и основание шокирующее- это затянет сроки рассмотрения дела.

Возникает очень больной вопрос к этой служительнице Фемиды: Что важнее, сроки рассмотрения дела или судьба человека?

Судья обвинения

Второе ходатайство касалось доказательств, которые получены с нарушением закона. Защита утверждает, что у оперуполномоченных 10.01.2018 отсутствовали полномочия проводить выдачу технических средств и денежных средств, т.к. установленный прокурором срок истек 09.01.2018. А после задержания Алексеева и возбуждения дела, они не могли изымать технические средства, т.к. у них не было на это письменного поручения следователя, т.е. опять не было полномочий.

Как это не удивительно, но похоже, что судья была на своей волне, поскольку свой отказ она обосновала тем, что у неё нет оснований не доверять о/у Меттусу и его Ко. Защитники так и не поняли, как эти обстоятельства связаны между собой.

И ещё: защитник Елена Корнилова заявила ходатайство о проведении почерковедческой экспертизы по тем документам, где один из свидетелей якобы перепутал своё отчество, другой заявил, что у него 10 вариантов подписей и подписываться всегда по-разному не запрещено законом, а третий - что у него рука была повреждена и он подписывал документы левой рукой.

Речь идёт о тех самых «представителя общественности» - приятелях оперуполномоченного Меттуса, совместные фото с которыми находились в свободном доступе в соцсетях. Защитник в обоснование приложила к ходатайству нотариально заверенные протоколы осмотра страниц в интернете, из которых следует, что оперуполномоченный состоит в дружеских отношениях с теми, чьи фамилии он указал в документах, подготавливая документы к возбуждению уголовного дела. Там были, например, фотографии как они вместе гуляют на свадьбе, пьют пиво за границей и т. д.

Как все уже догадались, в проведении экспертизы было отказано, но основания все те же, у неё нет оснований не доверять о/у Меттусу и его Ко. И что поражает более всего, судья уже откровенно дает оценку материалам дела, которую она вправе делать только в приговоре. В зале судебного заседания неоднократно звучала фраза о том, что раз свидетели предупреждены об уголовной ответственности, то у суда не имеется оснований им не доверять.
А может все наоборот? Подписка свидетеля как раз является документом, позволяющим привлечь к ответственности негодяев, если будет установлено, что они врали суду? И задача суда провести проверку их показаний.
Но похоже судье это не надо. Её надо срочно вынести приговор. И она уже дала понять, что свидетелям обвинения она полностью доверяет и проверять их показания не собирается.

Справедливости ради надо отметить, что у защиты все же приняли документы, подтверждающие, что двое оперативников по фамилии Гусейнов и Лобадзе, посещали обвиняемого Ахумяна в СИЗО без адвоката и требовали от него признательных показаний.

В финале судебного заседание судья сообщила, что в мае вынесет приговор и ради этого, она будет назначать дело к слушанию каждый день. И здесь Карен попытался донести ей информацию о том, что для него это будет просто «пыткой», поскольку в день заседания его поднимаю в 5 утра и помещают в распределитель. В дни заседания он лишен нормальной пищи и может употреблять только сухой паек. А по окончании судебного дня он оказывается в камере только к 24 часам. Т.е. в случае если назначить заседание даже три дня подряд, то это полностью выведет его из нормального состояния, поскольку 5 часов сна и сухая еда может пошатнуть здоровье кого угодно.

Посмотрим как в реальности на это отреагирует судья, но судя по её поведению, это наверно предмет для рассмотрения дела в Европейском Суде по Правам Человека.

Подсудимый по делу Ахумяна госпитализирован «скорой»

Виталий Алексеев, второй подсудимый по делу обвиняемого во взятке бывшего судебного пристава-исполнителя Карена Ахумяна, не явился в среду 17 апреля на очередное заседание в Василеостровский районный суд Петербурга в связи с экстренной госпитализацией в Мариинскую больницу.

Виталий Алексеев — юрист, взявшийся за ликвидацию фирм, принадлежащих основному свидетелю обвинения, должнику Александру Лебедеву. Гособвинитель пытается в суде доказать, что полученное Алексеевым от Лебедева вознаграждение якобы предназначалось для бывшего пристава Карена Ахумяна.

«Вчера дома поднялось давление, вызвал «скорую», увезли в Мариинскую больниу», - рассказывает Алексеев.

По его словам, плохое самочувствие одолевало его уже несколько дней. В начале недели Алексеев посещал Василеостровсий суд, где появился для ознакомления новый том дела. В настоящее время Алексеев остаётся в стационаре, слушание дела отложено.

Бывший судебный пристав-исполнитель Карен Ахумян был задержан 10 января 2018 при получении документов после увольнения из УФССП. С момента задержания Ахумян находится под стражей на основании предположения петербургского предпринимателя Александра Лебедева, что бывший пристав может быть связан с неизвестными лицами, требовавшими возврата долга.

В ходе судебного разбирательства Лебедев заявил, что уже не связывает Ахумяна с поступившими угрозами. Он также сообщил суду, что Ахумян денег не требовал, а поведение пристава не выходило за рамки служебного. О том, что исполнительное производство в отношении его организаций окончено, Лебедев, согласно данным в суде показаниям, знал. Передача денег третьему лицу якобы происходила по инициативе и под контролем сотрудников правоохранительных органов. Сторона защиты настаивает, что в отношении Ахумяна была совершена полицейская провокация, а доказательства по делу были сфабрикованы.

Приговор уже готов? Судья Демяшева не судит, она и так всё знает.

Судья Василеостровского районного суда Оксана Демяшева, которая рассматривает дело по обвинению во взятке в отношении бывшего пристава-исполнителя Карена Ахумяна, отказывается подвергнуть экспертизе имеющиеся в деле доказательства. Лишние доводы против обвинения служительнице Фемиды не нужны — заготовка приговора, похоже, у неё уже лежит на столе.

Ранее сообщалось, что судья Демяшева в отсутствие соответствующего ходатайства гособвинителя продлила срок содержания Карена Ахумяна под стражей на 3 месяца. Судья это сделала по своей собственной инициативе, нарушив порядок принятия подобного рода постановлений, поскольку при этом не были исследованы доказательства необходимости продления меры пресечения.

В ходе заседания третьего апреля были прослушаны аудиозаписи, которые свидетель Лебедев А.И. посчитал нужным предоставить оперативникам. И это были доказательства, представленные стороной обвинения. Но оказалось, что в этих записях присутствуют фрагменты, которые изобличают самого свидетеля, а совсем не Ахумяна.

В связи с тем, что аппаратура, на которой в зале суда прослушивались эти записи, была не очень высокого качества, часть фраз участники процесса разобрать не смогли. Однако из этих фрагментов всё же можно было понять, что Лебедев, бесполезно прождав с полчаса Ахумяна, с кем-то советуется, как ему быть дальше. «Вернуться, дожидаться его?», - спрашивает он кого-то по телефону. Затем, прослушав ответ, полицейский агент возражает: «Ну так как-то странновато немножко...» А далее он похоже, репетирует фразу, которую он должен сказать Ахумяну на диктофон.

Фактически в суде были установлены новые обстоятельства, которые до этого никто не исследовал. И по иронии судьбы эти доказательства в защиту Ахумяна представила сторона обвинения. Следователь и оперуполномоченные, каждый из которых составлял свою стенограмму, не включили в документы эти фрагменты разговоров.

В связи с этим возникают серьёзные вопросы к понятым, Ерёмину и Левко, друзьям оперуполномоченного Меттуса. Каждый из понятых, будучи допрошенным в судебном заседании, утверждал, что слушал записи от начала до конца, и что стенограмма полностью соответствует содержанию разговоров на аудиозаписи.

Теперь все: и суд, и прокурор, и адвокаты, и подсудимые достоверно знают, что это не так, и свидетели говорили в суде неправду. При объективном подходе к делу с этим надо разбираться. Неужели у судьи Демяшевой отсутствует чувство собственного достоинства и она позволит следователю вот так собой манипулировать, заставляя выкручиваться и исправлять явные ошибки следствия в установлении объективной картины дела.

Защита в ходе заседания ходатайствовала о проведении фоноскопической экспертизы, чтобы специалисты установили дословное содержание этих аудиофрагментов, которые по странной случайности не попали в протоколы следственных действий. Без экспертизы суд не сможет им дать оценку, поскольку полная стенограмма в материалах дела отсутствует. Но вопреки вот этой элементарной логике, судья на заседании 10 апреля отказала в проведении этой экспертизы. Получается что судью не интересует, что происходило между Лебедевым и Ахумяном на самом деле.

Но ведь эти-то фрагменты и содержат элементы полицейской провокации. И судья Демяшева явно и открыто отказывается объективно исследовать материалы дела.

Ещё раз проговорим эту мысль. Данные доказательства были представлены обвинением, а не стороной защиты. Адвокаты пока даже не просят трактовать эти доказательства в свою пользу, а лишь просят назначить экспертизу, чтобы выяснить содержание этих фрагментов речи свидетеля Лебедева. Как рассказал адвокат Александр Федчун, на следующем заседании такое же ходатайство будет подано повторно. Вдруг в прошлый раз судья чего-то не поняла.

При таком отношении суда к содержанию доказательств весь судебный процесс оказывается лишён смысла. Если судья отказывается исследовать материалы дела полно и всесторонне — то и адвокатов могла бы в зал заседаний не приглашать. Приговорила бы Ахумяна в присутствии прокурора и секретаря сразу к высшей мере. Ну, а что мелочиться?
 
***
Бывший судебный пристав-исполнитель Карен Ахумян был задержан 10 января 2018 при получении документов после увольнения из УФССП. С момента задержания Ахумян находится под стражей на основании предположения петербургского предпринимателя Александра Лебедева, что бывший пристав может быть связан с неизвестными лицами, требовавшими возврата долга.

В ходе судебного разбирательства Лебедев заявил, что уже не связывает Ахумяна с поступившими угрозами. Он также сообщил суду, что Ахумян денег не требовал, а поведение пристава не выходило за рамки служебного. О том, что исполнительное производство в отношении его организаций окончено, Лебедев, согласно данным в суде показаниям, знал. Передача денег третьему лицу якобы происходила по инициативе и под контролем сотрудников правоохранительных органов. Сторона защиты настаивает, что в отношении Ахумяна была совершена полицейская провокация, а доказательства по делу были сфабрикованы.

Судья услышала доказательства полицейской провокации в отношении Ахумяна

Неприятные сюрпризы как из рога изобилия, похоже, сыпятся на гособвинение в деле Карена Ахумяна. Неожиданности подстроили оперуполномоченные, следователь и главный свидетель обвинения Лебедев.

Ранее сообщалось, что защитники подали ходатайство об исключении материалов ОРД из числа доказательств, поскольку на их проведение 10 января 2018 у оперативников не было правовых оснований. Они закончились накануне, 9 января, вместе с окончанием сроков проведения проверки, установленных заместителем прокурора Петербурга.

Недавно выяснилось, что эти же оперативные сотрудники продолжили свою деятельность уже после возбуждения уголовного дела, не имея на то письменных поручений следователя. Они изымали вещественные доказательства, не имея на это полномочий.

Похоже, что судья Оксана Демяшева старается оттянуть вопрос об исключении этих доказательств и пока оставляет их без рассмотрения как преждевременные. Неизвестно, осознаёт ли судья, что её просто поставили в ситуацию, когда она вынуждена закрывать глаза на явные факты допущенных нарушений, но похоже масса этих нарушений приближается к критической.

В этом деле встает очень серьезный вопрос: является ли суд самостоятельным и независимым органом власти фактически или об этом мы можем только читать в Конституции РФ не имея возможности видеть воплощение принципа разделения властей в конкретных делах.

Ранее сообщалось, что судья Демяшева в отсутствие соответствующего ходатайства гособвинителя продлила срок содержания Карена Ахумяна под стражей на 3 месяца. Судья это сделала по своей собственной инициативе, нарушив порядок принятия подобного рода постановлений, поскольку при этом не были исследованы доказательства необходимости продления меры пресечения.

После того, как судья проявила себя как орган уголовного преследования, в следующем судебном заседании 3 апреля 2019 года оперуполномоченные преподнесли ей очередной «сюрприз». На одной из записей, которые они сами же и представили в суд, обнаружился фрагмент разговора главного свидетеля, в котором он репетирует встречу с Ахумяном, устраивая ему при этом провокацию. На указанном фрагменте аудиозаписи отчетливо слышно, что Ахумян «динамит и встречаться не хочет», а просит Лебедева лишь передать ему документы.

Вообще из полутора десятков аудиозаписей лишь три сделаны на служебный диктофон. Остальные переговоры с Ахумяном и Алексеевым Лебедев записывал на свой телефон. Причём часть из них удалил, а в дело попали именно те записи, в которых беседа могла быть истолкована следствием против обвиняемых.

Кроме того, в ходе заседания 3 апреля защитник Елена Корнилова ходатайствовала о проведении аудиозаписи судебного заседания на диктофон со съёмным носителем. Носитель — флеш-карту, представленную суду в заводской упаковке, по окончании судебного процесса защитник предложила приобщить к материалам дела. 

Защитник сослалась на постановление Пленума Верховного суда РФ от 13 декабря 2012 года № 35, которым судам предписано осуществлять аудиофиксацию хода заседаний при наличии технической возможности. Адвокат Федчун отметил, что аудиозапись в данном случае не покинет зал заседаний, что не приведёт к нарушению принципа закрытого судебного разбирательства. Судья Демяшева в удовлетворении ходатайства отказала.

Бывший судебный пристав-исполнитель Карен Ахумян был задержан 10 января 2018 при получении документов после увольнения из УФССП. С момента задержания Ахумян находится под стражей на основании предположения петербургского предпринимателя Александра Лебедева, что бывший пристав может быть связан с неизвестными лицами, требовавшими возврата долга.
В ходе судебного разбирательства Лебедев заявил, что уже не связывает Ахумяна с поступившими угрозами. Он также сообщил суду, что Ахумян денег не требовал, а поведение пристава не выходило за рамки служебного. О том, что исполнительное производство в отношении его организаций окончено, Лебедев, согласно данным в суде показаниям, знал. Передача денег третьему лицу якобы происходила по инициативе и под контролем сотрудников правоохранительных органов. Сторона защиты настаивает, что в отношении Ахумяна была совершена полицейская провокация, а доказательства по делу были сфабрикованы.

Горсуд Петербурга рассмотрит жалобу на продление ареста Карена Ахумяна

Адвокат Александр Федчун обжаловал постановление о продлении ареста бывшего судебного пристава-исполнителя Карена Ахумяна, дело которого по обвинению во взятке рассматривается в Василеостровском районном суде Петербурга.

Судья Василеостровского суда Оксана Демяшева в ходе судебного заседания 27 марта в отсутствие соответствующего ходатайства гособвинителя продлила срок содержания Карена Ахумяна под стражей на 3 месяца.

«В судебном заседании 27 марта 2019 года судом не ставился на обсуждение вопрос о продлении Ахумяну К.Ю. срока содержания под стражей. Мнения сторон по данному вопросу не выслушивались. Судом не исследовались какие-либо материалы, подтверждающие необходимость дальнейшего содержания Ахумяна К.Ю. под стражей», - говорится в апелляционной жалобе.

Адвокат Федчун отмечает, что стороной защиты было заявлено ходатайство об изменении меры пресечения. О том, что суд рассмотрел вопрос о продлении ареста все участники процесса узнали только из постановления, отмечает адвокат в своей жалобе. По его мнению, постановление о продлении ареста Ахумяна является незаконным в связи с нарушением порядка его принятия.

Адвокат просит постановление суда от 27 марта отменить и освободить Ахумяна из-под стражи.

Бывший судебный пристав-исполнитель Карен Ахумян был задержан 10 января 2018 при получении документов после увольнения из УФССП. С момента задержания Ахумян находится под стражей на основании предположения петербургского предпринимателя Александра Лебедева, что бывший пристав может быть связан с неизвестными лицами, требовавшими возврата долга.

В ходе судебного разбирательства Лебедев заявил, что уже не связывает Ахумяна с поступившими угрозами. Он также сообщил суду, что Ахумян денег не требовал, а поведение пристава не выходило за рамки служебного. О том, что исполнительное производство в отношении его организаций окончено, Лебедев, согласно данным в суде показаниям, знал. Передача денег третьему лицу якобы происходила по инициативе и под контролем сотрудников правоохранительных органов. Сторона защиты настаивает, что в отношении Ахумяна была совершена полицейская провокация, а доказательства по делу были сфабрикованы.

Суд затягивает процесс из-за невозможности осмотреть вещдоки

Василеостровский районный суд Петербурга в среду, 27 марта, отложил на следующее заседание процедуру осмотра вещественных доказательств по делу бывшего судебного пристава-исполнителя Карена Ахумяна. В зале заседаний судьи Оксаны Демяшевой не функционировала аппаратура для прослушивания аудиозаписей.

В ходе очередного заседания суд допросил свидетеля — девушку, выступавшую понятым. Свидетельница пояснила, что была привлечена к участию в деле в качестве общественного помощника следователя и в ходе следственных действий участвовала в прослушивании аудиозаписей из материалов дела. Сторона защиты ранее представляла доказательства того, что данные аудиозаписи получены с нарушением уголовно-процессуального порядка.

По ходатайству защиты суд пытался приступить к осмотру вещественных доказательств — прослушиванию аудиозаписей. Однако сделать это не удалось, так как в зале судебных заседаний оказалась неисправна аппаратура для воспроизведения. Предложение адвокатов Ахумяна перенести заседание в другой зал не нашло поддержки у судьи Демяшевой. Слушание дела пришлось прекратить. Интересная деталь: неизвестно, каким образом судья Демяшева сделала вывод о неисправности воспроизводящего оборудования. Скорее всего судья даже не намеревалась их слушать, поскольку диски с записями оставались опечатанными.

Отметим, что это уже второй раз, когда судебные заседания срываются из-за организационных вопросов. Ранее в заседание не был доставлен короб с вещественными доказательствами.

В завершении заседания судья Демяшева в отсутствие соответствующего ходатайства гособвинителя продлила срок содержания Карена Ахумяна под стражей на 3 месяца.

Бывший судебный пристав-исполнитель Карен Ахумян был задержан 10 января 2018 при получении документов после увольнения из УФССП. С момента задержания Ахумян находится под стражей на основании предположения петербургского предпринимателя Александра Лебедева, что бывший пристав может быть связан с неизвестными лицами, требовавшими возврата долга.

В ходе судебного разбирательства Лебедев заявил, что уже не связывает Ахумяна с поступившими угрозами. Он также сообщил суду, что Ахумян денег не требовал, а поведение пристава не выходило за рамки служебного. О том, что исполнительное производство в отношении его организаций окончено, Лебедев, согласно данным в суде показаниям, знал. Передача денег третьему лицу якобы происходила по инициативе и под контролем сотрудников правоохранительных органов. Сторона защиты настаивает, что в отношении Ахумяна была совершена полицейская провокация, а доказательства по делу были сфабрикованы.

Мать Карена Ахумяна написала открытое письмо председателю Василеостровского суда

Открытое письмо председателю Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга Земцовской Татьяне Юрьевне написала Лиана Орбелян, мать бывшего судебного пристава-исполнителя Карена Ахумяна, дело которого по обвинению во взятке рассматривается в суде.

В своём письме мать подсудимого сообщает, что поддерживала сына своим присутствием на всех заседаниях, пока судья Оксана Демяшева 4 декабря 2018 года на основании нарушения регламента не закрыла процесс от слушателей. Лиана Орбелян обращает внимание председателя суда Земцовской Т.Ю. на то, что в действительности никакого нарушения регламента не было, замечания и предупреждения председательствующим не выносились, санкции в виде штрафа не применялись.

"Суд огласил постановление о дальнейшем рассмотрении дела в закрытом судебном заседании, чем лишил меня и всех близких и родных людей возможности в эти трудные дни хотя бы в судебных процессах быть вместе и поддерживать сына. Он считает себя правым, принимает на себя тяжёлые лишения, доказывая свою невиновность, и я, как мать, не вправе не верить ему, и лишать его своей поддержки", - пишет Лиана Орбелян.

Мать подсудимого сообщает, что за 14 с половиной месяцев состояние здоровья её сына сильно ухудшилось. В письме женщина выражает надежду на обеспечение равноправия сторон при рассмотрении дела, отмечая, что восстановление справедливости не должно стоить здоровья её сыну.

В ходе заседания 27 марта судья Оксана Демяшева в отсутствие соответствующего ходатайства гособвинителя продлила срок содержания Карена Ахумяна под стражей на 3 месяца.

Бывший судебный пристав-исполнитель Карен Ахумян был задержан 10 января 2018 при получении документов после увольнения из УФССП. С момента задержания Ахумян находится под стражей на основании предположения петербургского предпринимателя Александра Лебедева, что бывший пристав может быть связан с неизвестными лицами, требовавшими возврата долга.

В ходе судебного разбирательства Лебедев заявил, что уже не связывает Ахумяна с поступившими угрозами. Он также сообщил суду, что Ахумян денег не требовал, а поведение пристава не выходило за рамки служебного. О том, что исполнительное производство в отношении его организаций окончено, Лебедев, согласно данным в суде показаниям, знал. Передача денег третьему лицу якобы происходила по инициативе и под контролем сотрудников правоохранительных органов. Сторона защиты настаивает, что в отношении Ахумяна была совершена полицейская провокация, а доказательства по делу были сфабрикованы.

Трудовая книжка Ахумяна с изменениями даты и причины увольнения приобщена к делу

Василеостровский районный суд в среду 20 марта удовлетворил ходатайство защиты бывшего судебного пристава-исполнителя Карена Ахумяна о приобщении к материалам дела копии трудовой книжки с первоначальной отметкой об увольнении по собственному желанию.

Суд удовлетворил ходатайство стороны защиты о приобщении к материалам дела заявления Карена Ахумяна об увольнении и копию его трудовой книжки. В заявлении Ахумян просит уволить его по собственному желанию 9 января 2018 года. На заявлении стоит виза начальства от 26 декабря 2017: «с отработкой две недели».

Запись №14 в трудовой книжке об увольнении по собственной инициативе датирована 9 января 2018 года. На следующий день, 10 января 2018 Ахумян, полагая, что уже уволен со службы, пришел в отдел кадров городского управления ФССП за трудовой книжкой, однако был задержан.

Следующая же запись в его трудовой книжке №15 гласит, что запись за номером 14 недействительна, а уволен бывший пристав теперь, оказывается, с 11 января 2018, – в соответствии с приказом от той же даты по инициативе нанимателя и с формулировкой «в связи с утратой доверия».

Ранее следствие, пытаясь скрыть эти противоречия в трудовой книжке, направило в УФССП запрос, в котором просило сообщить, работал ли Ахумян в ведомстве по состоянию на 10 января 2018 года. УФССП таким образом подыграло следствию, формируя состав преступления.

Кроме того, на заседании в среду были допрошены двое понятых. Один из свидетелей до вызова в зал судебных заседаний вёл себя спокойно, второй — заметно нервничал. Содержание их допроса разглашать не представляется возможным, так как слушание дела проходит в закрытом режиме. Следующее заседание назначено на 27 марта.